Меню
Что для Вас имеет значение при выборе психолога?








Результаты
 Считаю, что в сложной жизненной ситуации...




Результаты

Культура психического здоровья

Читая литературу по психологии и медицине, все больше понимаю, что первопричиной многих заболеваний, которыми страдает множество людей является какая либо психотравма или стресс. Получается, что большинство не подозревают, что лечение простых болезней может быть более эффективным, если привлечь помощь психолога? Как Вы считаете, насколько наш российский человек обладает культурой психического здоровья? Я знаю, что за границей услуги психоаналитиков пользуются спросом. Почему у нас, в России, обращение к специалистам такого профиля не считается необходимым." Что я не нормальный что ли? Сам справлюсь со своими проблемами" - так обычно говорят люди, которые недооценивают влияние психологических факторов на развитие их болезней. Интересно будет узнать Ваше мнение.
Елена П., 34 года, Тюмень.

Здравствуйте, уважаемая Елена!
Да, действительно, по данным многих ученых - медиков и психологов, первопричиной не многих, а большинства заболеваний жителей, по крайней мере - России, являются психотравмы, стрессы и, я бы добавил - неправильный образ жизни (иными словами - люди нарушают инструкцию по использованию своего организма). Правда стоит заметить, что, большинство заболевших забывает связь начала болезни с психотравмой и стрессом, и потом, соответственно - не знает о такой взаимосвязи, либо знание есть, но нечеткое, расплывчатое.
Иметь четкое представление об обстоятельствах, которые вызвали стресс и нездоровье в прошлом - значит быть готовым, что называется - «во все-оружие» принять их в настоящем, будущем, совладать с ними и не заболеть. Такое отношение к собственному жизненному опыту, в том числе - опыту преодоления стрессов и болезней и является признаком высокой психологической культуры.
Что же такое «культура», «психологическая культура»? Культура - это всегда система каких - либо ценностей (про них так и говорят - «культурные ценности»). Ценности, в свою очередь могут быть определены так: это особо ценные убеждения в чем - либо (особо ценные потому, что выдержали проверку временем, и поэтому точно уж истинные, правильные, приносящие пользу и помогающие избежать вреда).
Психологическая культура, соответственно - это система особо ценных убеждений в том, как следует использовать свою психику и психологию, чтобы это было себе на пользу, и не во вред. Под пользой следует понимать здоровье, развитие, успех, счастье, творчество, сотрудничество, долголетие, высокое качество жизни. Под вредом следует понимать болезни, кризисы, разрушительные стрессы, избыточные и затяжные конфликты, деградация, неуспешность, низкое качество жизни, преждевременные старость и смерть.
Медицина и психология накопили достаточно знаний, помогающих понимать человеку свой организм и психику, в частности понимать то, как максимально долго поддерживать здоровое состояние органов и систем, ну а пределы развития личности и духовного развития - существуют ли они вообще? И замечено: чем личностно и духовно богаче человек, тем у него больше ресурсов адаптации, больше стрессоустойчивости, тем он здоровее.
А у нас, по крайней мере в России, действительно получается именно так, как говорите Вы, Елена. Действительно, большинство пациентов соматических клиник не подозревают, что лечение простых болезней может быть более эффективным, если привлечь на помощь психолога. Поэтому культура здоровья, во многом и у многих - оставляет желать лучшего.
Радует то, что наряду с негативом, есть и позитивные тенденции. Анализируя 19 лет психотерапевтической практики, мне стало понятно следующее: при общем, пока еще низком уровне психологической культуры (и в частности - культуры здоровья) все же заметен его рост на протяжении всех этих лет. Все реже на приеме встречаешь клиента, который ну совсем никакого бы опыта не имел в деле понимания себя, своих эмоций и эмоций людей, с которыми приходится строить отношения. Все больше людей читают литературу по психологии, слушают аудиокниги, посещают семинары, тренинги, посещают психологов индивидуально.
Многие россияне посещают парапрофессионалов от психологии - людей, которые позиционируют себя в качестве целителей, магов, колдунов, экстрасенсов. Подсчитано, что бюджет данной «отрасли» не будучи подвластным точному учету, все же примерно в 300 раз превышает бюджет всего Минздравсоцразвития. Ведущие российские ученые - медики и психотерапевты, изучая данный феномен, особенно характерный для именно российской ментальности, сделали двоякий вывод: действительно эффективных целителей все же меньшинство, остальные из них, пользуясь присущей россиянам склонностью избыточно верить в чудеса и уповать на именно чудесные механизмы исцеления, просто манипулятивно «выкачивают» из клиентуры деньги. Соответственно, ни о какой этике, экологии воздействия речи вести не приходится. Это первое, к чему пришли исследователи (В. В Макаров, А. Л. Катков и др.). Второе: у целителей психотерапевтам, все же, есть чему поучится. Например, большинство целителей обещает помощь за 1 - 5 сеансов. Ну а психотерапевты, уповая на западные стандарты ( в Америке и в Европе краткосрочным считается курс терапии в 25 - 40 сеансов), предлагают большинству клиентов посещать психотерапию долго, да еще приговаривают так: не только я, психотерапевт, но и вы - клиент будете отвечать за результат... Представьте, клиент, впервые пришедший, и так измучен стрессом, психокомплексами, да еще слышит предложение взять ответственность за результат... Следующая мысль клиента часто бывает такой: «А ты, специалист, вовсе ни за что отвечать не собираещься?». Доверие к такому «горе - психологу» падает, клиент в растерянности и недоумении уходит. Уходит к парапрофессионалам, которые хоть обещают результат - твердо, уверенно очень! (Многие из них это делают безосновательно, а поэтому беззастенчиво и нагло...)
Учиться и уметь работать максимально эффективно и при этом, насколько это возможно - быстро, является не только делом чести для психотерапевта, но и, пожалуй, важнейшим фактором его выживания на рынке ментальных услуг. И это касается не только каждого психотерапевта в отдельности, но и всей - как правильно заметил доктор медицинских наук А. Л. Катков -психотерапии в целом. Хотим мы этого или нет, но большинство российских клиентов не примут никогда стандартов западной, более обстоятельной, степенной, неторопливой психотерапии. Нашим соотечественникам всегда будет хотеться получать весомые результаты быстро. И чтобы эти результаты, все же, пусть немножко, но были «чудесными». И чтобы психотерапевт ответственно и весомо обещал получение столь желанного результата. И чтобы потом, безо всякого обмана давал его - в оговоренные сроки. Что же, такие технологии разработаны, необходимо их всем нам - коллегам по профессиональному цеху форсированно осваивать, применять и не стесняться открыто об этом заявлять. И при этом не нужно бояться быть в лучшем смысле в чем то похожими на целителей. Это лучшие варианты похожести. Тем самым - повышать доверие к нашей профессии именно нашего, такого особенно - самобытного российского клиента. И тогда конкуренция с парапрофессионалами будет состоять не только в критике их лагеря, но и в работе практически с ними на равных по степени адаптированности к ожиданиям россиян. Ну а по технологичности и экологии психотерапия несравненно мощнее большинства целительских практик. И чем больше клиенты будут получать такой эффективной помощи, тем большее доверие соотечественников мы можем стяжать, тем больше у нас, профессионалов, будет возможность влиять на культуру психологического здоровья россиян.
Осмелюсь осветить весьма щепетильный аспект культуры оказания услуги психотерапевтом клиенту - это деньги, которые нам платит клиент. И здесь клиент воспринимает нас культурными или некультурными в связи с целым рядом обстоятельств. Во-первых, клиенты становятся все более чуткими к следующим характеристикам нашего отношения к гонорару. Первое: на какое место ставит психотерапевт деньги в своей работе - на первое, на последнее, на «среднее». Мне представляется, что плохо, когда в этом вопросе проявляются крайности. Если, к примеру, деньги - на первом месте, а качество работы и выполнение обязательств, не на первом, то клиент не будет нас воспринимать нас как культурных, воспитанных, профессиональных людей, и не будет нам доверять. И, пообщавшись с несколькими такими «профессионалами», может перестать доверять психотерапии и психологии в целом. И такие случаи, чего греха таить, сегодня, к сожалению, нередки. Деньги нам не брать за свои услуги вовсе - это также другая непозволительная крайность. Наш профессиональный труд должен быть адекватно оплачен. Только нам всякий раз, продавая услугу клиенту, необходимо это делать умело и очень деликатно. Делать так, чтобы клиент понимал справедливость цены, ее обоснованность. И - не давать невыполнимых, нереалистичных обещаний - с целью саморекламы. Майкл Бэнг, выдающийся тренер по продажам европейского уровня в этой связи на протяжении всего своего семинара много раз повторял: «Продажи - это прибыль плюс улыбка клиента, довольного купленной услугой или товаром».
И обобщающий алгоритм нашей профессиональной психотерапевтической и просветительской работы в свете только что сказанного представляется так: повышать свой уровень психологической и профессиональной культуры, не забывая собственную работу постоянно адаптировать под наличный уровень ментальности россиян. И затем уже прилагать усилия для повышения уровня психологической культуры нашего российского клиента - потенциального и реального.
Другая часть клиентов идет к «кухонным психотерапевтам»: к друзьям, соседям по лестничной площадке или гаражу, где «за рюмкой чая» получают какой ни будь «дельный», или на самом деле - дельный совет. По крайней мере, друг - выслушает, психологически поддержит и уж точно не будет «грузить» торопливо, несвоевременно и безосновательно ответственностью за свое здоровье и жизнь. О целом, спонтанно сложившемся в недрах российской ментальности «Социальном институте Кухонной психотерапии» хочется также поговорить отдельно. В целом к нему стоит относиться позитивно, особенно к тому, что друзья, знакомые действительно могу во время и эффективно сердечно поддержать. Однако, с осторожностью надо относиться к опасности нередкого, сопровождающего такую «психотерапию» пьянства, и к опасности получить избыточно предвзятый и поэтому неэффективный совет. Ну а для самих «кухонных психотерапевтов» зачастую первостепенным бывает вопрос собственного «профессионального» выгорания личности, так как их клиенты ведут себя потребительски в плане психоэнергетики. Вот как сами «терапевты» потом говорят: «Пришла соседка, высосала из меня все соки, а я теперь - как выжатый лимон!»
Вот так я представляю себе положение дел с психологической культурой в России, если смотреть на ситуацию, что называется - «с высоты птичьего полета». Здесь только хочу с гордостью за российскую психотерапию сообщить, что за последние 20 лет российская психотерапия развивалась чрезвычайно быстрыми темпами, вбирала в себя самое лучшее из психотерапии Запада, в последние годы - из психотерапии Востока, также приемлемые варианты целительского опыта - отечественного и зарубежного; и при этом - не утратила лучших своих (российских и советских) традиций. Теперь грамотный российский психотерапевт - это чрезвычайно вооруженный психотехническими, душевными и духовными ресурсами профессионал и человек, способный, в том числе, работать эффективно и быстро, где только это действительно возможно. Наша задача - стараться как можно более доходчиво и эффективно сообщать россиянам обо всем, что мы можем теперь сделать для них
Елена, Вы правильно говорите о том, что на Западе услуги психоаналитиков и психотерапевтов других модальностей пользуются большим спросом, чем пока в России. И Вы правильно описываете одну из причин: это убеждение многих наших соотечественников в том, что к психологу и психотерапевту ходят только «ненормальные», а «нормальные» должны справляться с любыми кризисами и стрессами сами. И никому нельзя - они убеждены - показывать, что сам не можешь совладать со стрессом, что сил уже больше нет собственных. Иначе о тебе подумают, что ты - «слабак», «больной на голову». И себе признаться во временной слабости тоже нельзя, так как сам себя ценить и уважать перестанешь. Зато можно и не стыдно умереть от инфаркта (который, как все знают, бывает часто на почве именно сильного стресса), например. Зато можно и не стыдно попьянствовать, чтобы снять стресс. В народе так и говорят: «Забухал потому, что... (расстался с любимой, разбил машину, потерял работу,, потерял бизнес, проиграл на бирже или в казино и прочее...). И это все не воспринимается как норма, это все - «не слабость». Слабость - обратиться за помощью!
Вот и обращаются, когда уже либо допьются «до ручки» или до «глюков», докурятся до бронхо-обструкций и «раков» или когда слягут от психосоматики. Или когда семью потеряют в результате досадных конфликтов и многолетних неудовлетворенностей. Или...
Вот такие штрихи, Елена - к картине культуры здоровья в России. И Вы ее представляете в целом правильно, моя задача состояла лишь в том, чтобы дополнить Ваше видение подробностями. Это значит - культура здоровья Вам привита, и Вы ее, по видимому стремитесь развивать и далее. Радует, повторюсь, что теперь - и не Вы одна, что теперь таких соотечественников становится все больше. И всем еще нам над своей психологической культурой работать и работать. И клиентам, и профессионалам.

С уважением, Ваш Доктор Желонкин А.Н

 

Благотворительность вместо сувениров!